Site menu:

Краткое содержание журнала

1967 год
В данном журнале размещены статьи, посвященные историческим событиям в области науки, представлены тесты для знатаков, викторины

За осетрами и муксуном с елаховский

 

Обь в низовьях — это протоки. Полноводные и пересыхающие, извилистые, они сплелись там в полосу сорокакилометровой ширины. И вот в такой голубой путанице разбросаны селения рыбаков-хантов. Названия поселков экзотичные, оканчиваются обычно словечком «горт»: Шижимгорт, Карвожгорт, Анжигорт, что и значит «поселок». А то звучат и по-иному, но тоже необычно: Катравож, Шурышкары...

Кроме этих селений, постоянных и с именами, есть десятки безымянных, затерявшихся среди многочисленных проток, возвышенных островов — пугоров, среди русловых озер — соров. В безымянных поселках стоят лишь остроконечные берестяные чумы. Когда рыба вблизи поселка уйдет или повыловится,

рыбаки быстро «сломают» чумы, скрутят полосы бересты в тонкие трубы, уложат их в лодки, а на следующий день где-нибудь на пустынном островке в десятке километров от старого места вырастет вдруг цепочка светлых конусов.

...Уютный, отдающий запахом березы и оленьей шерсти дымок ползет вдоль протоки. Издалека слышна звонкая перекличка лохматых и добродушных лаек. На жердях возле чумов висит вяленая рыба—шомух (фото 2). Заботливо снуют по поселку женщины. Они с длинными травяными косами, вплетенными в темные волосы, в ярких цветастых платьях. Под ногами у стариков, латающих сети, вертятся ребятишки. Едва научившись ходить, они уже тянутся к воде, почти на голый крючок дергают прожорливых щурят. Таков рыбацкий поселок на Куноватском озере в устье Куновата, правого притока Оби.

По сору скользят узкие лодки; на них в длиннополых одеждах из черного сукна рыбаки. Лодчонками своими ханты управляют артистически: стоя на корме во весь рост, небрежно макая с одного борта острое перо весла. И неизменная трубка в зубах.

Лодки... Протоки Оби и ее сора бороздят стаи различных моторных судов (фото 3) и суденышек, но сам промысел рыбы, как и встарь, ведется на проверенных временем рыбацких лодках. В искусно сработанных суденышках проявляются мастерство народа и его художественные наклонности. Не удивительно, что мальчики-ханты на уроках труда в школе с любовью создают модели рыбацких лодок (фото 4), Рыбная ловля — главная отрасль хозяйства нижней Оби (фото 5). Рыба здесь ценная: осетр и стерлядь, муксун и нельма, пыжьян и щокур... Много в низовьях Оби и повсеместно распространенных видов: щуки, налима, окуня. Но эти у рыбаков не в почете, их пренебрежительно называют черной рыбой. Есть на Оби и своя, особая рыба: тугун, или, по-местному, сосьвинская селедка. Небольшая, неказистая на вид рыбка, но ценится она выше всех других. Очень уж хороша, нежна в посоле.

Другое традиционное занятие хантов — оленеводство. Летом оленей на Оби нет. Избавляя их от гнуса, разыскивая нетронутые пастбища, пастухи перегоняют тысячные стада за Урал, в Большеземельскую тундру. Осенью олени возвращаются на Обь.

Самые оленьи места на нижней Оби — река Сы-ня, текущая в Обь с Урала. Поселки Овгорт, Ямгорт, Тильтим, раскинувшиеся на покрытых кедрачом берегах Сыни, — давнишние станы оленеводов. Едва выпадет снег и замерзнут реки, эти поселки наполняются криком пастухов, собачьим лаем, звоном жестяных погремушек на шеях оленей, веселыми голосами детей и женщин, одетых в красочные меховые наряды. Но и летом поселки оленеводов нетрудно отличить по оленьим рогам, возвышающимся, как родовые гербы, на коньках крыш (фото 6).

Низовья Оби — суровый край. Но северные люди— ханты, манси, коми — по-хозяйски благоустраивают свою землю. Они возводят долговечные дома, учат своих детей в просторных светлых школах, на скудной северной земле успешно выращивают невиданные в прошлом овощи.

 

[1]
Оглавление
адмирал ххх 2